О добрых молодцах

конь

Почти каждый год любимая моя подружка Варенька приезжает погостить на недельку. В первую ночь мы вообще не можем угомониться – чуть ли не до утра разговариваем, хихикаем, как девчонки, в подушку, чтобы не разбудить домочадцев, шушукаемся и делимся секретами, перебиваем друг друга бесконечными «А помнишь…». Какое счастье, что остались люди, с которыми есть общие воспоминания, которые понимаю тебя с полуслова даже, если между вашими встречами случается дистанция в несколько лет.

К очередному визиту Вареньки я подготовилась на славу – напекла пирогов, приготовила отдельную комнату – подружка сообщила, что приезжает с внуком. Вместе с Лешкой мы продумали культурную программу для гостей. Вот радость – мальчики ровесники, не сомневаюсь, что они подружатся и продолжат наши с Варенькой традиции. Подружка мне много рассказывала, какой у нее внук развитой и талантливый ребенок. Пообщаться с таким мальчиком будет очень даже полезно для моего шалопая.
— Дружочек, будь добр не забывай о хороших манерах, Юрочка — одаренный и воспитанный, на скрипке играет!
С букетом роз я встретила гостей на вокзале. Первое, что меня поразило – увешанная баулами Варенька. Довольно рослый мальчик шел налегке. Кинулась освобождать Вареньку от поклажи. Наконец, мы с подругой обнялись и расцеловались.
Я попыталась обнять мальчика, то тот решительно отстранился. За всю дорогу Юрочка не проронил ни слова. В квартире деловито огляделся и произнес:
— Надеюсь, интернет у вас имеется?
Затем осмотрел комнату и заявил:
— Варвара, ты помнишь, что мне нужна отдельная комната. Я и так намаялся в кошмарном купе!
Моя подружка виновато посмотрела на меня:
— Не волнуйся, милый, тебе здесь будет удобно…
Я чуть не поперхнулась от возмущения! Вот те раз, принц, инфант, дофин! И Варенька смирилась с гонором малявки! Дальше пошло еще круче.
Поесть с дороги Юрочка категорически отказался. Отдыхать тоже. Надежда на то, что приходом Лешки со школы, инфант сменит гнев на милость, не оправдалась. На предложение пойти в зоопарк, Юрочка ответил отказом: там нет уникальных видов фауны. Посещение нашего весьма известного музей отверг по причине отсутствия мировых шедевров.
– Что будем делать? – погрустнел мой внук.
— Варвара, пошли в «Макдональдс»! Время перекусить, — распорядился инфант.
Я попыталась вмешаться, напомнив, что обед у меня праздничный. Но Варенька покорно встала и взяла в руки сумочку. Пришлось и нам присоединиться. В кафе Юрочка, в отличие от моего внука, чувствовал себя, как рыба в воде. Он деловито сделал заказ, заставил стол пакетами, кулечками, бумажными стаканами, одноразовыми тарелками. С шумом всасывая кока-колу, он уплетал бургеры и хрустел чипсами. Леша осторожно разрывал пакеты и примеривался к непривычной еде. Не думаю, что она ему понравилась, но обстановка праздника жизни увлекла – клоун у входа, дети с шариками, девочки-уборщицы в форменных тужурках, наводящие вокруг блеск, приятная музыка. К моему ужасу Лешка быстро освоился и уже сам командным тоном потребовал вторую порцию мороженого.
Если раньше мне хотелось вступиться за сломленную Вареньку, то теперь я поняла, что придется бороться за внука. И я встала на тропу войны.
— Юрочка, можно спросить, а почему ты отказываешься есть дома?
— Потому что здесь все стерильно и еду готовят автоматы, они же расфасовывают по пакетам. Никакой инфекции.
— А хочешь посмотреть, как работают автоматы?
Сейчас я тебе продемонстрирую андроида по имени
Елена Ивановна, мстительно подумала я и потащила мальчишек к служебному входу. По знакомству нам разрешили пройти на кухню. Поварихи, судомойки, сковороды, кастрюли, пар и гам. Реальная картина мало походила на футуристические фантазии инфанта. Юрочка нервно сглотнул и поспешил к выходу.
Первый раунд был выигран. Теперь — ковать победу, пока противник был деморализован, разбить его начисто. Но как? И вдруг меня осенило.
— Предлагаю игру. На исполнение желания. Согласны? – предложила я мальчикам.
Дети кивнули головами. Каверзные вопросы из летней серии игры «Что? Где? Когда?» я отмела из тактических соображений, а вот головоломку, рассказанную моей бабушкой, Юрочка явно не знает..
— Так вот! Четыре добрых молодца устроили скачки. Они договорились: выигрывает тот, чей конь придет последним. Никому проигрывать не хочется. Вот и стоят они посреди дороги, придерживают коней, и ни один не трогается с места. Стало смеркаться, а они все стоят. И вдруг смотрят, сидит у придорожного камня старичок-боровичок. Ростом мал, голосом слаб, и молвит: «Подойдите ко мне, добрые молодцы, ведомо мне, как пособить вашему горю!» Добрые молодцы подошли к старцу, наклонились к нему. Старичок что-то шепнул им на ухо. Удальцы тотчас кинулись к коням, вскочили в седла и понеслись во весь опор. Внимание вопрос: «Что сказал старичок?». Минута пошла.
Лишь бы Варенька не испортила обедни, подумала я и легонько лягнула ее под столом. Минута прошла, потом дополнительные пять минут. А ответа у мальчишек не было. Юрочке очень не хотелось сдаваться, однако я была неумолима.
— Вы проиграли. Вот мое желание. Хочу командовать вами весь завтрашний день.
У Юрочки отвисла челюсть:
— Это нечестно!
— С юридической точки зрения все законно. А моральная сторона меня не волнует, — парировала я. – А ля гер ком а ля гер!
Перевести с французского фразу «На войне, так на войне» я не удосужилась, но Юрочка понял, что он окружен, что крепость его гордыни в осаде и будет взята измором.
— Карфаген должен быть разрушен, – припомнила я еще одну подходящую к случаю фразу.
Триумф победы омрачила смиренность неприятеля. Юрочка так-то сразу утратил свой апломб и послушно поплелся в зоопарк. Кстати, оторвать его от вольеров оказалось практически невозможно. Оказалось, что ребенок раньше видел слонов, львов и жирафов только по телевизору. Да, око видеокамеры способно заглянуть даже в утробу хищника. Но ты видишь дикую природу глазами оператора, а за кадром остаются запахи, твои собственные ощущения и волнения. Сердце замирает от пружинистого шага черной пантеры, прыжков мартышки, разинутой пасти бегемота, взмаха крыша кондора. Юрочка впервые ощутил разницу между наблюдением за зверьми на экране и в жизни.
Конечно, поход в зоопарк и наше пари не излечили избалованного мальчика. Но что-то в его поведении изменилось. Может быть, он почувствовал, что Клавуся – кремень, и этой бабулькой нельзя манипулировать как мягкой Варенькой.
Утром я разбудила честную компанию львиным рыком: «Подъем!». Всучила всем чашки с кофе и бутерброды, а затем приказала перебазироваться на летние квартиры. На дачу мы приехали довольно рано. Мальчикам велено было натаскать воду из колодца, а также набрать в огороде огурцов, укропа. Через полчаса мы с аппетитом уплетали завтрак на террасе. К всеобщему восторгу прискакали белки, которых мы подкармливали прошлым летом. За время разлуки они не одичали и чуть ли не с руки принимали наше угощенье.
Днем мальчики играли в индейцев, собирали малину, с местными ребята гоняли на поляне мяч. После обеда упросили отпустить их с приятелями на вечернюю рыбалку. С пруда дети вернулись с двумя рыбешками, которых Юрочка торжественно опустил плавать в большую банку.
Но самым главным событием дня стало появление старика Архипыча, который вел под узды Мальвину. Архипыча напоили чаем, вручили специально для него припасенный гостинец, а он прокатил детей на лошади. Мальвину никак не назовешь кобылой голубых кровей, ее главное достоинство – спокойствие и полное отсутствие инициативы.
Можно было не волноваться за наших кавалеристов, а только порадоваться их виду в седле.
Солнце неторопливо собралось на покой, наступили сиреневые сумерки, а затем бархатная темнота летней ночи.
-Давайте разведем костер, — предложил Лешка.
Прошлогодние сучья и шишки трещали в огне, а мы заворожено смотрели на пламя.
— Клавдия Дарлингтоновна, я понял, что сказал старец добрым молодцам, — неожиданно произнес Юра. – Леха еще думает, можно я вам на ухо скажу.
Он прошептал мне шепотом ответ.
— Ах, ты – светлая головушка! – похвалила я мальчика.
— Это мне Мальвина помогла, — скромно ответил он. – Теперь я командую?
У меня похолодела внутри, что же пожелает инфант, но пришлось кивнуть в знак согласия.
Юрочка торжественно вытянулся во весь рост и прокричал:
— Приказ по гарнизону. Оставаться на даче. Женщины на кухне пекут пирожки. Мужчины удят рыбу и объезжают диких мустангов. Приказываю: поставить на довольство отряд летучих белок.
— Слушаемся и повинуемся, мой генерал!
У костра мы раскурили трубку мира и зарыли топор войны.
А вы разгадали, что посоветовал старичок всадникам?

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*